Применение PRP-терапии в трихологии. Обзор научных исследований.

О.А.Кораблева

ГБОУ ДПО «Российская медицинская академия последипломного образования» Минздрава России 125993, Москва, ул. Баррикадная, д. 2/1 2

Термин «platelet-rich plasma (богатая тромбоцитами плазма)» впервые применил Kingsley C.S. в 1954 году при проведении экспериментов со свертыванием крови, для обозначения концентрата тромбоцитов. С недавнего времени обогащенная тромбоцитами плазма привлекла внимание специалистов во всем мире. PRP-терапия применяется в клинической практике в различных областях медицины, включая пластическую хирургию, травматологию, ортопедию, комбустиологию, стоматологию, офтальмологию, дерматокосметологию, спортивную медицину. Широко применяется PRP-терапия в дерматокосметологии и имеет широкий спектр показаний для лечения различных форм алопеции. Известно, что PRP содержит более 20 различных факторов роста и другие биоактивные молекулы, которые находятся в α-гранулах тромбоцитов. В исследованиях in vitro и in vivo было показано, что применение PRP удлиняет фазу анагена. После проведения PRP-терапии пациентам с истончением волос происходит увеличение количества и толщины волос [1]. Гистологическое исследование биоптатов кожи после проведения курса PRP-терапии продемонстрировало утолщение эпителия, пролиферацию коллагеновых волокон и фибробластов, и увеличение количества вновь образованных сосудов вокруг фолликулов [2-4].

В исследовании, проведенном C.Uebel с соавторами, отмечено существенное улучшение плотности волос и стимулирование роста при хирургическом лечении мужского облысения, после предварительной обработки фолликулярных единиц в препарате богатой тромбоцитами плазмы перед имплантацией. Авторы сделали предположение, что факторы роста, высвобождаемые из тромбоцитов, могут оказывать влияние на стволовые клетки в зоне выпуклости (bulge) фолликулов, стимулируя развитие новых фолликулов и способствовать неоваскуляризации [2]. В исследованиях на животных, продемонстрировано, что применение препарата PRP оказывает значительный эффект на время формирования волос и восстановление волосяных фолликулов [5].

Сравнительное рандомизированное, двойное слепое, контролируемое плацебо исследование в двух параллельных группах применения PRP в сравнении с триамцинолона ацетонидом и плацебо у пациентов с диагнозом очаговая алопеция показало, что данный метод значительно увеличивает рост новых волос, уменьшает дистрофию волос и ощущения зуда и жжения. Пациенты находились под наблюдением в течение года после курса лечения, за это время полная ремиссия была достигнута у 60% пациентов пролеченных PRP, а при лечении триамцинолона ацетонидом у 26,6% пациентов. Рецидив заболевания наблюдался у 31% пациентов в группе лечения препаратом PRP, а в группе пациентов получавших триамцинолона ацетонид у 71%. Так же отмечено, что при применении PRP у 96% пациентов вновь выросшие волосы были полностью пигментированы, в то время как в группе пациентов получавших триамцинолона ацетонид только у 25%. Значительное повышение уровня маркера клеточной пролиферации (Ki-67) также было отмечено после PRP-терапии [6].

Однако, в двойном слепом, плацебо контролируемом исследовании проведенном Puig C.J. с соавторами с целью изучения эффективности PRP-терапии у женщин с андрогенной алопецией по сравнению с плацебо, не удалось выявить статистически значимого увеличения количества волос у пациентов, получивших PRP в сравнении с плацебо. Авторами установлено, что в группе, получавшей PRP, пациенты отмечали снижение выпадения волос, утолщение волос (13,3%) , а также 26,7% в основной группе и 18,2% в группе плацебо отметили, что волосы стали плотнее по своей структуре. Необходимо отметить, что данное исследование имело ряд ограничений: во-первых, небольшой объем выборки – 15 пациентов в основной группе и 11 – в группе плацебо; во-вторых, проводилась всего 1 процедура; и в третьих - нельзя исключить эффекта плацебо от любого вмешательства, который может быть достигнут в 30% случаев.

Таким образом, приведенные данные литературы позволяют предположить положительный лечебный эффект PRP-терапии больных алопецией, однако метод нуждается в больших доказательствах эффективности и безопасности. Необходимы контролируемые исследования, с большим количеством пациентов и методов оценки эффективности, c целью подтверждения эффективности PRP для лечения различных клинических форм алопеции.

 

Литература

1.     Takikawa M., Nakamura S., Nakamura S. et al. Enhanced effect of platelet-rich plasma containing a new carrier on hair growth. Dermatol Surg 2011; 37: 1721-9.

2.     Uebel C.O., da Silva J.B., Cantarelli D., et al. The role of platelet plasma growth factors in male pattern baldness surgery. Plast Reconstr Surg 2006; 118: 1458-66; discussion 67.

3.     Li Z.J., Choi H.I., Choi D.K., et al. Autologous platelet-rich plasma: a potential therapeutic tool for promoting hair growth. Dermatol Surg 2012; 38: 1040-1046.

4.     Kang J.S., Zheng Z., Choi M.J., et al. The effect of CD34+ cell-containing autologous platelet-rich plasma injection on pattern hair loss: a preliminary study. J Eur Acad Dermatol Venereol. 2014; 28(1):72-9.

5.     Miao Y., Sun Y.B., Sun X.J., et al. Promotional effect of platelet-rich plasma on hair follicle reconstitution in vivo. Dermatol Surg. 2013; 39(12): 1868-76.

6.     Trink A., Sorbellini E., Bezzola P., et al. A randomized, double-blind, placebo- and active-controlled, half-head study to evaluate the effects of platelet-rich plasma on alopecia areata. Br J Dermatol. 2013; 169(3): 690-4.

7.     Puig CJ, Reese R, Peters M. Double-Blind, Placebo-Controlled Pilot Study on the Use of Platelet-Rich Plasma in Women With Female Androgenetic Alopecia. Dermatol Surg. 2016 Nov;42(11):1243-1247.